На главную
Рембрандт
"Я всю жизнь во всем искал естественность природы, никогда не увлекался ложным блеском форм. Художника делает великим не то, что он изображает, а то, насколько правдиво воссоздает он в своем искусстве природу. Жизнь - это все для меня..."

Биография    
    Статьи
    Портреты
    Автопортреты       
    Мифология    
    Графика
    Жанры
Сын мельника    
    Нищета
    Счастье
    Нет традициям       
    Новые этапы    
    Бедность
    Итоги

Книжки о Рембрандте:   Г.Д.ГулиаГ.ШмиттА.КалининаТ.ФрисГ.НедошивинЭ.Фромантен

Чаша с ядом
Софониба
принимает
чашу с ядом, 1634


   
Мужчина со шляпой
Мужчина со
шляпой, 1635


   
   
Даная
Даная, 1647
   

   
Даная - деталь
Даная, деталь

Гледис Шмитт. "Рембрандт". Роман-биография. Часть 9

Эти рукоплескания и ликующий звон колокольчика, потрясаемого председателем банкета, возвестили о завершении томительной церемонии. Поздравители уже выстраивались в очередь, и Рембрандт, схватив жену за руку и лавируя между группами гостей, побежал туда, где под редкими деревьями стояли сегодняшние ораторы. Он с Саскией, пожалуй, еще поспеет домой, и кто-нибудь из офицеров, возвращаясь из Стрелковой гильдии, заглянет к ним. Но выпутаться из этой истории оказалось потруднее, чем предполагал художник. Добрый доктор раздражающе-отеческим тоном предупредил, чтобы Рембрандт и не думал удирать, а, напротив, задержался - надо же по крайней мере поздравить второго оратора.
- Но я незнаком с ним, и мы собирались...
- Ничего, познакомитесь.
- Но мы ждем, что к нам зайдут офицеры и...
- А он ждет, что вы подойдете и поговорите с ним.
- Ко почему?
- Потому что я ему сказал, что вы это сделаете. Подождите несколько минут, и я представлю вас. А ваша компания, видит бог, потерпит - я не слишком часто прошу вас об услуге.
И Тюльп потащил ван Рейнов туда, где им предстояло произнести благоглупости, которых от них требовали, фондель уже скатал в трубку длинный лист, по которому читал свой шедевр, и передал пергамент фон Зандрарту, принявшему его с таким видом, словно это был свиток священного писания. Тем не менее, разговаривая с учтивым поэтом, было как-то неловко брать воинственный тон, и, не стой рядом с ним этот проклятый, доводящий до белого каления немец, Рембрандт, пожалуй, сказал бы ему то, что, несомненно, говорил каждый: «Я с истинным наслаждением и удовольствием прослушал великолепные стихи, которые вы сегодня прочли». Но сказать это он не мог, во всяком случае, не сказал. Когда Тюльп, стоявший позади него и Саскии, по-отечески подтолкнул его в плечо, художник выдавил только:
- Вы прочли сегодня очень ученую вещь, господин ван ден Фондель. Она так богата мыслями, что, боюсь, я не все понял. Надеюсь, мы скоро увидим ее напечатанной.
- Вам трудно было следить за некоторыми строфами, господин ван Рейн? - осведомился поэт.
- Нет, я имею в виду не отдельные строфы. Я хотел сказать, что стихотворение в целом нелегко воспринять на слух.
- Неужели? А вдруг такое же впечатление сложилось и у других слушателей? - искренне забеспокоился Фондель. Губа его под мягкими усами отзисла, на глад-кии круглый лоб легли две морщины.
- Ну что вы! - возразил Тюльп, награждая своего протеже новым толчком в бок и другой рукой обнимая Саскию за талию. - Стихи всем доставили истинное насаждение. Это совершенно очевидно. Мой друг хочет сказать лишь, что при повторном чтении удовольствие будет еще большим. Поэзия - вещь, очень насыщенная смыслом. Лично я никогда не усваиваю стихи полностью, пока не прочту их по крайней мере дважды.
- Понять это произведение не составляет никакого труда, - вмешался фон Зандрарт. - Оно написано так, что его можно воспринимать на слух. Оно настолько ясно, что доступно даже ребенку.
- В самом деле? - вставил Рембрандт, чувствуя, что нервный смешок вновь начинает щекотать ему горло. - Не кажется ли вам, что классические намеки несколько сложны - для этих стариков, например?
- Очень верное замечание! - согласился Фондель, отбрасывая пухлой рукой спустившуюся на лоб прядь волос. - Не спорьте, Иоахим. Старики, конечно, не поняли стихотворения - оно было написано не для них, а для жертвователей. Признаюсь, меня всегда интересовало, можно ли написать стихи, одинаково понятные и простым, необразованным людям и людям со вкусом и культурой.
- Не понимаю, почему это беспокоит столь выдающегося человека, как вы? - сказал фон Зандрарт. - К лицу ли тому, кто оседлал Пегаса и взлетает к звездам, обременять свой разум заботой о простых конюхах, которых он оставил внизу, в конюшне? Если вы не хотите, чтобы ваше творчество превратилось в жалкий лепет, отбросьте всякую мысль о тех, кто не способен понять вас. С них довольно и того, что им разрешают слушать и подбирать крохи, которые падают им в руки.  читать далее »

стр 1 » стр 2 » стр 3 » стр 4 » стр 5 » стр 6 » стр 7 » стр 8 » стр 9 » стр 10 » стр 11 »


Гледис Шмитт. "Рембрандт". Исследование жизни и творчества Рембрандта » предисловие »



Книга первая:

Часть первая
Часть вторая
Часть третья
Часть четвертая


Книга вторая:

Часть пятая
Часть шестая
Часть седьмая
Часть восьмая


Книга третья:

Часть девятая
Часть десятая
Часть одиннадцать
Часть двенадцать


Книга четверая:

Часть тринадцать
Часть четырнадцать
Часть пятнадцать
Часть шестнадцать


Книга пятая:

Часть семнадцать
Часть восемнадц
Часть девятнадц
Часть двадцатая



Художник Рембрандт Харменс Ван Рейн. Картины, рисунки, критика, биография
Rembrandt Harmens van Rain, 1606-1669   www.rembr.ru   e-mail: help(a)rembr.ru