На главную
Рембрандт
"Я всю жизнь во всем искал естественность природы, никогда не увлекался ложным блеском форм. Художника делает великим не то, что он изображает, а то, насколько правдиво воссоздает он в своем искусстве природу. Жизнь - это все для меня..."

Биография    
    Статьи
    Портреты
    Автопортреты       
    Мифология    
    Графика
    Жанры
Сын мельника    
    Нищета
    Счастье
    Нет традициям       
    Новые этапы    
    Бедность
    Итоги

Книжки о Рембрандте:   Г.Д.ГулиаГ.ШмиттА.КалининаТ.ФрисГ.НедошивинЭ.Фромантен

Ночной дозор
Ночной
дозор, 1642


   
Фауст
Фауст, 1652

   
   
Синдики
Портрет синдиков
цеха сукноделов,
1662

   

   
Старик
Старик, 1631

Гледис Шмитт. "Рембрандт". Роман-биография. Часть 18

- Теперь, когда Говарт Флинк скончался, - упокой, господи, душу его!..
- Ужасная потеря! - вставила Тесселсхаде Фисхер, качая головой в шляпе со страусовым пером и поднимая влажные глаза к своду зала. - Невосполнимая потеря!
- Он ушел в расцвете сил, - сказал поэт, чеканя слова с таким видом, словно пробовал, можно ли будет включить их в очередную элегию.
- Поскольку все вы так убиты горем, - продолжал молодой бургомистр, с трудом подавив сатанинскую улыбку, которая тронула уголки его рта, - я не могу предполагать, что вы уже обдумали, кто напишет эти полотна после смерти Флинка.
Ложь не подобала той почетной роли, играть которую обязывали Йоста ван ден Фонделя и звание поэта, и общество. К счастью, рядом с ним была Тесселсхаде Фисхер, и она не замедлила произвести отвлекающий маневр. Вновь возведя взор к широким аркам, она заговорила со всей быстротой, на какую способна писательница, воспевшая реку Амстель в сотнях ничего не выражающих строк: Бедный Говарт! Даже на смертном одре он думал только об этих картинах. Он завещал Йосту бесценное наследие - свои законченные картоны. Но, увы! То, что займет места на свободных стенах зала, будет лишь бесплотной тенью того, что висело бы здесь, если бы Флинк остался в живых.
- Да, - согласился Ян Сикс. - Но чем-то эти места все-таки будут заняты.
Поэт положил руку с толстыми, похожими на обрубки пальцами на рукав своей приспешницы. Нет, женщине явно не под силу справиться с этим развязным молодым человеком.
- После тех недолгих размышлений, которые я успел посвятить этому вопросу, - начал он, - я пришел к выводу, что заказ следует разделить между Яном Ливенсом и Юрианом Овенсом.
- А как насчет Рембрандта?
- Если я правильно припоминаю, господин бургомистр, вы уже один раз приходили ко мне ходатайствовать за господина ван Рейна. - Фондель произнес эту фразу холодно, с оскорбленным видом учителя, вынужденного дважды поправлять одну и ту же ошибку. - Поэтому я могу лишь повторить вам то, что сказал тогда: его творчество не соответствует духу ратуши. Он не чувствует классического искусства, и фигуры его, отличаясь подчас силой, начисто лишены изящества. В то же время господа Ливенс и Овенс...
- Но ведь это же ничтожества, бездарности! - Ян сказал это настолько громко, что привлек внимание немногочисленных посетителей, слонявшихся без дела по залу. - Да, господин ван ден Фондель, ничтожества, которые не знали бы даже, как надо держать кисть, если бы их не обучил ван Рейн. Жалкое подражание тому, что делал Рембрандт, доставило Ливенсу место при английском дворе. Что же до Овенса, то я еще не забыл, что он был учеником Рембрандта, и притом самым слабым из всех. Делать рисунки для гобеленов - на это он, пожалуй, еще способен. Но он не художник, вовсе не художник.
- Господин бургомистр, - вмешалась Тесселсхаде Фисхер, примирительно касаясь своей пухлой рукой манжеты Яна, - сейчас не время спорить, кто будет преемником бедного Говарта. Рана слишком еще свежа, и мы все слишком удручены, особенно Йост, что вполне понятно - их содружество в работе над этими полотнами было таким тесным. Ливенс и Овенс первыми пришли нам в голову: они - вы не можете этого отрицать - наиболее близки к классическим канонам. Я лично уже высказала Йосту свои сожаления о том, что фон Зандрарт находится сейчас в Германии. Фон Зандрарт, вне всяких сомнений, более искушенный художник, чем они оба.
- Рембрандт тоже.
- Нет, он слишком несговорчив, слишком неклассичен...
- Его не просили быть сговорчивым и классичным. Говорю вам откровенно, господин ван ден Фондель: если Рембрандта обойдут ради человека, кому он создал репутацию, и ради наихудшего из учеников, воспитанных в его мастерской, это будет умышленным оскорблением моей семье и вечным позором для Амстердама. Колокола прозвонили пять часов, и аркады внезапно ожили: их заполнили те, кто ожидал у себя в кабинетах сигнала расходиться по домам. Число свидетелей, присутствовавших при разговоре, резко увеличилось, и это еще более усугубило замешательство Фонделя.
- Я пока что не вступал в официальные переговоры ни с Ливенсом, ни с Овенсом, - обиженно сказал он, - но, поскольку все, что происходит в моем маленьком кабинете, немедленно становится достоянием молвы, я полагаю, что оба художника уже осведомлены.
- А это значит, что вы не можете отказаться от них, - заключила услужливая Фисхер.  читать далее »

стр 1 » стр 2 » стр 3 » стр 4 » стр 5 » стр 6 » стр 7 » стр 8 » стр 9 » стр 10 » стр 11 » стр 12 » стр 13 » стр 14 »


Гледис Шмитт. "Рембрандт". Исследование жизни и творчества Рембрандта » предисловие »



Книга первая:

Часть первая
Часть вторая
Часть третья
Часть четвертая


Книга вторая:

Часть пятая
Часть шестая
Часть седьмая
Часть восьмая


Книга третья:

Часть девятая
Часть десятая
Часть одиннадцать
Часть двенадцать


Книга четверая:

Часть тринадцать
Часть четырнадцать
Часть пятнадцать
Часть шестнадцать


Книга пятая:

Часть семнадцать
Часть восемнадц
Часть девятнадц
Часть двадцатая



Художник Рембрандт Харменс Ван Рейн. Картины, рисунки, критика, биография
Rembrandt Harmens van Rain, 1606-1669   www.rembr.ru   e-mail: help(a)rembr.ru