На главную
Рембрандт
"Я всю жизнь во всем искал естественность природы, никогда не увлекался ложным блеском форм. Художника делает великим не то, что он изображает, а то, насколько правдиво воссоздает он в своем искусстве природу. Жизнь - это все для меня..."

Биография    
    Статьи
    Портреты
    Автопортреты       
    Мифология    
    Графика
    Жанры
Сын мельника    
    Нищета
    Счастье
    Нет традициям       
    Новые этапы    
    Бедность
    Итоги

Книжки о Рембрандте:   Г.Д.ГулиаГ.ШмиттА.КалининаТ.ФрисГ.НедошивинЭ.Фромантен

Портрет пожилой женщины
Портрет пожилой
женщины, 1654


   
Похищение Ганимеда
Похищение
Ганимеда, 1635


   
   
Портрет молодой Саскии
Портрет молодой
Саскии, 1633

   

   
Жертвоприношение Авраама
Жертвоприношение
Авраама, 1635


Герман Недошивин о творчестве Рембрандта

Он родился 15 июля 1606 г. в городе Лейдене, когда еще далеко не была кончена борьба с Испанией. Город Лейден имел свою революционную традицию, сколько раз его граждане отражали осаду испанских войск. В одну из этих осад лейденцы были уже на краю гибели, когда «морские гезы» прорвали плотины, залили водой лагерь испанцев и, ворвавшись на судах, освободили город от осады. Восхищенный мужеством обороны, Вильгельм Оранский предложил гражданам Лейдена самим выбрать себе награду - или вечное освобождение от налогов или разрешение основать университет. Характерно, что лейденцы выбрали университет.
В этом городе и родился Рембрандт Харменс ван Рейн в большой многодетной семье далеко не богатого мельника Гармена Герритса ван Рейна. Отец желал для сына блестящей карьеры. Овеянный романтической славой университет должен был принять в свои стены Рембрандта, чтобы он стал славным ученым на пользу своей страны. В мае 1620 г. четырнадцатилетний ван Рейн был вписан в списки Лейденского университета. Поприще литератора-ученого не прельщало Рембрандта, но тем не менее годы учения не прошли бесследно для будущего художника. В университете, который еще недавно оставил знаменитый Скалигер, ему была привита любовь к гуманистической философии; в нем воспитывали веру в высокое предназначение человека и в прогресс. Тот глубокий гуманизм, который так захватывает в творчестве мастера, сложился, вероятно, в годы его обучения в Лейдене. И все же призвание берет свое - Рембрандт бросает университет и поступает для обучения живописи в мастерскую посредственного лейденского живописца Якоба Исаака Сваненбурха. Здесь он делает быстрые успехи в живописи; и когда, пробыв три года в его мастерской, он видит, что этот скромный мастер вряд ли может научить его чему-либо еще, он едет в центр художественной жизни Голландии - в Амстердам. Здесь он на короткое время поступает в обучение к живописцу Питеру Ластману, но вскоре уходит и от него и уже около 1625 г., девятнадцати лет от роду, выступает как самостоятельный художник. В этот период своей жизни он снова возвращается в Лейден. Но годы учения продолжаются. И у Сваненбурха и у Ластмана - художников-«романистов», приверженных итальянизирующему академизму,- Рембрандт мог почерпнуть только художественную грамотность, элементы живописного ремесла. Воспитать в нем живописца, в настоящем, большом смысле этого слова, оба учителя не были способны. Холодность и зализанность, идеальная красота и претенциозная гармоничность, смешанные с доброй долей жеманства, не могли удовлетворить Рембрандта, искавшего правдивости, настоящего человеческого содержания для своего искусства. Вместо надуманного идеала слащавой красивости он искал в своем творчестве настоящего человека. Гордая вера в человечество и последовательный демократизм, созданные революцией, требовали своего художественного выражения. Рембрандту выпала эта почетная задача. И окончив свое учение у Сваненбурха и Ластмана, он начинает более серьезное учение у жизни, всматриваясь в окружающее, вырабатывая из себя мастера, способного воплотить в художественном произведении то, что совершается в мире, те мысли, которые его обуревают.

Искусство Рембрандта сложилось не сразу. В ранних его картинах мы зачастую встречаем еще следы - и очень значительные - того итальянского вкуса, несколько холодной, резкой по краскам живописи, которые прививали ему его учителя. Рембрандту потребовалась вся его жизнь, чтобы добиться того, чего он хотел добиться от живописи. Как и для всякого гения, жизнь Рембрандта была его творчеством. Это не значит, что он был замкнутым, отгородившимся от жизни человеком, только и думающим о своем «деле» и забывшим об окружающем мире. Напротив того, и скудные известия, и целая серия автопортретов в живописи, офорте, рисунке - своеобразная автобиография мастера - говорят нам о том, что он был человеком жизнерадостным, с бурным темпераментом, живым и острым умом и порывистым характером. Умный, упрямый, проницательный, он сумел в своих автопортретах сочетать наблюдательность и внимание художника с беспечным веселием модели. Рембрандт был огромным мастером-живописцем, профессионалом-художником, но никогда ни в одной картине, ни в одном офорте он не кичится этим. В нем нет артистизма. Он никогда не демонстрирует перед зрителем умение сочетать краски, эффектно сопоставить несколько фигур, легко и изящно завершить прерывающейся линией на редкость удавшийся рисунок. Средства своей живописной работы, художническую кухню он обратил в рабство, добиваясь от них безропотного подчинения замыслу, хотя он прекрасно знал великолепие цвета или штриха. Обычный вопрос «как сделано это художественное произведение?» не звучит в применении к Рембрандту. Когда смотришь на его картины, встает другой вопрос: «что сделал мастер здесь и как он достиг того, что не видно, как он это сделал?» Рембрандт не любил, когда «обнюхивали» его картины и рекомендовал смотреть их с порядочного расстояния, прибавляя в шутку, что краски его картин вредны для здоровья.

Рембрандт был прост и не любил аристократического общества. Его плебейские привычки и вкусы немало, наверное, огорчали его друга Яна Сикса. Если молодости он писал портреты изысканных денди и дам, красивых и импозантных (например, портрет Мартина Дай), то его не трогали нарочитая нарядность их модных туалетов и самодовольное благолепие их лиц. Рембрандт не был льстецом как ван Дейк. Никогда не позволял он себе приукрасить натуру. Даже в минуты бурной влюбленности в свою жену Саскию он писал ее такой, как она была, слегка вульгарной и далеко не идеально красивой. И не потому, что он раздваивался здесь на художника и человека, а просто потому, что он был влюблен в правду, искал и находил свою поэзию в реальной жизни.

стр 1 - стр 2 - стр 3 - стр 4 - стр 5 - стр 6 - стр 7 - стр 8 - стр 9 - стр 10


Гледис Шмитт. "Рембрандт". Исследование жизни и творчества Рембрандта » предисловие »



Книга первая:

Часть первая
Часть вторая
Часть третья
Часть четвертая


Книга вторая:

Часть пятая
Часть шестая
Часть седьмая
Часть восьмая


Книга третья:

Часть девятая
Часть десятая
Часть одиннадцать
Часть двенадцать


Книга четверая:

Часть тринадцать
Часть четырнадцать
Часть пятнадцать
Часть шестнадцать


Книга пятая:

Часть семнадцать
Часть восемнадц
Часть девятнадц
Часть двадцатая



Художник Рембрандт Харменс Ван Рейн. Картины, рисунки, критика, биография
Rembrandt Harmens van Rain, 1606-1669   www.rembr.ru   e-mail: help(a)rembr.ru