На главную
Рембрандт
"Я всю жизнь во всем искал естественность природы, никогда не увлекался ложным блеском форм. Художника делает великим не то, что он изображает, а то, насколько правдиво воссоздает он в своем искусстве природу. Жизнь - это все для меня..."

Биография    
    Статьи
    Портреты
    Автопортреты       
    Мифология    
    Графика
    Жанры
Сын мельника    
    Нищета
    Счастье
    Нет традициям       
    Новые этапы    
    Бедность
    Итоги

Книжки о Рембрандте:   Г.Д.ГулиаГ.ШмиттА.КалининаТ.ФрисГ.НедошивинЭ.Фромантен

Ночной дозор
Ночной
дозор, 1642


   
Фауст
Фауст, 1652

   
   
Синдики
Портрет синдиков
цеха сукноделов,
1662

   

   
Старик
Старик, 1631

Гледис Шмитт. "Рембрандт". Роман-биография. Часть 15

- А, господин ван Рейн! - сказал он с несчастным видом. - К сожалению, сегодня ничем не могу служить. Вам придется пройти к господину Схипперсу - он просил направить вас к нему, как только вы появитесь.
Кто такой господин Схипперс и зачем идти к нему?.. И тут Рембрандт увидел господина Схипперса, который, встав из-за стола внушительных размеров, делал художнику знаки.
Это был человек с гладким невыразительным лицом, напоминавшим очищенную миндалину.
- Доброе утро, господин ван Рейн! - поздоровался он голосом, явственно показывавшим, что ему не по душе предстоящее дело, каким бы оно ни было; затем он торопливо и уклончиво пожал клиенту руку, что также не ослабило возникшее у обоих чувство неловкости.
- Доброе утро! Мне сказали, что вы зачем-то хотите меня видеть.
Господин Схипперс кивнул и опустился на свой высокий, обитый кожей стул.
- Я полагаю, вы пришли сегодня для того, чтобы снять со счета известную сумму?
- Да. Я намерен взять из банка десять тысяч флоринов.
- А я, к сожалению, вынужден сообщить вам, что вы лишены возможности сделать это.
Темные глаза скользнули по лицу Рембрандта и уставились на перо.
- Лишен возможности? Что вы хотите этим сказать? Но ведь на счете у меня гораздо больше - по-моему, тысяч шестнадцать.
- Дело не в этом, господин ван Рейн. У вас на счете - чтобы быть точным - пятнадцать тысяч четыреста семьдесят два флорина. Яххерс по моей просьбе подсчитал сегодня остаток. Но беда в том, - Схипперс сглотнул слюну, брыжи его зашевелились, но лицо осталось неподвижным, как маска, - беда в том, что вы ничего не можете снять со счета.
- Не могу? Что это значит? Почему?
- Потому, что на прошлой неделе мы получили соответствующий приказ из сиротского суда. Минутку... Вот он.
Схипперс вынул документ из ящика и через стол протянул Рембрандту длинный тяжелый хрустящий пергамент со шнурами и печатями.
- Что это такое?
Рембрандт ничего не мог разобрать: буквы были мелкие, черные и прыгали в глазах - так неистово забилось у него сердце.
- Неужели вы ничего не знали?
- Откуда мне знать?
- Обычно, прежде чем отдать подобный приказ, суд уведомляет распорядителя вклада - так, по-моему, гораздо деликатнее. Как бы то ни было, объясню вам вкратце: сиротский суд предписывает, - Схипперс снова взял у Рембрандта пергамент, чтобы предоставить слово членам суда и таким образом избавиться от необходимости говорить самому, - «прекратить выплату денег, завещанных покойной Саскией ван Эйленбюрх сыну ее Титусу, за исключением сумм, потребных на воспитание и образование последнего».
- Но зачем было издавать такой приказ? Кому пришло в голову...
- Семейство ван Эйленбюрхов подало жалобу в провинциальный суд Фрисландии. Все дальнейшие выплаты должны производиться только с их одобрения.
- Но это же нелепость! Это продиктовано только злобой. Кто дал им право?..
- Такие вещи делаются. Во всяком случае, они сумели это сделать, - ответил Схипперс, понижая голос, - очевидно, он хотел намекнуть Рембрандту, что не следует привлекать внимание посетителей к этому отдаленному уголку зала, милосердно отведенному для подобных постыдных объяснений. - Здешний суд удовлетворил их просьбу... - Схипперс снова заглянул в пергамент, - «ввиду того, что нынешний душеприказчик ведет себя неблагоразумно и не заслуживает доверия как распорядитель вышеназванными ценностями, каковые он способен окончательно растратить до совершеннолетия законного наследника».
- Это ложь!
- Охотно допускаю, господин ван Рейн, но не мне судить. Здешний же сиротский суд отнесся к жалобе вполне серьезно и приостановил платежи. Приписка, которую я вам прочел, сделана в нашей ратуше. Документ скреплен печатью города Амстердама и подписями членов сиротского суда. Можете убедиться сами - приказ заверен по всей форме.
Эта печать, эти подписи, бесстрастные, непроницаемые, всесильные, убедили Рембрандта в том, что мир, в котором он жил, перестал быть ему безразличен - правда, лишь тогда, когда решил раздавить его.  читать далее »

стр 1 » стр 2 » стр 3 » стр 4 » стр 5 » стр 6 » стр 7 » стр 8 » стр 9 » стр 10 » стр 11 » стр 12 » стр 13 » стр 14 » стр 15 »


Гледис Шмитт. "Рембрандт". Исследование жизни и творчества Рембрандта » предисловие »



Книга первая:

Часть первая
Часть вторая
Часть третья
Часть четвертая


Книга вторая:

Часть пятая
Часть шестая
Часть седьмая
Часть восьмая


Книга третья:

Часть девятая
Часть десятая
Часть одиннадцать
Часть двенадцать


Книга четверая:

Часть тринадцать
Часть четырнадцать
Часть пятнадцать
Часть шестнадцать


Книга пятая:

Часть семнадцать
Часть восемнадц
Часть девятнадц
Часть двадцатая



Художник Рембрандт Харменс Ван Рейн. Картины, рисунки, критика, биография
Rembrandt Harmens van Rain, 1606-1669   www.rembr.ru   e-mail: help(a)rembr.ru