На главную
Рембрандт
"Я всю жизнь во всем искал естественность природы, никогда не увлекался ложным блеском форм. Художника делает великим не то, что он изображает, а то, насколько правдиво воссоздает он в своем искусстве природу. Жизнь - это все для меня..."

Биография    
    Статьи
    Портреты
    Автопортреты       
    Мифология    
    Графика
    Жанры
Сын мельника    
    Нищета
    Счастье
    Нет традициям       
    Новые этапы    
    Бедность
    Итоги

Книжки о Рембрандте:   Г.Д.ГулиаГ.ШмиттА.КалининаТ.ФрисГ.НедошивинЭ.Фромантен

Еврейская невеста
Еврейская
невеста, 1665


   
Семейный портрет
Семейный
портрет, 1666-68


   
Пир Валтасара
Пир царя
Валтасара, 1635


   
   
Давид и Урия
Давид и Урия, 1665

   

   
Христос в Эммаусе
Христос
в Эммаусе, 1648


Гледис Шмитт. "Рембрандт". Роман-биография. Часть 1

- Передай мне, пожалуйста, масло, Геррит, - попросил Рембрандт, и Лисбет подумала, только ли ей одной показались холодными и неуместными его слова.
- Подумай, Адриан! - воскликнула мать. - За такое короткое время у тебя уже второй ученик. Видно, люди хорошо о тебе думают. Господь милостив ко всем нам, безмерно милостив... Голос матери дрогнул, она умолкла, и Лисбет спросила себя, понимает ли мать, как неловко славить милосердие господне в присутствии Геррита. Но запнулась мать, конечно, не потому, что вспомнила о недуге старшего сына, а из боязни обидеть младшего, своего любимца, - как бы он не почувствовал себя обойденным, слыша, как хвалят брата.
- Мы гордимся тобою, Адриан, - снова заговорила мать. - Мы гордимся всеми нашими сыновьями. Теперь, когда ты кое-чего достиг, а Рембрандт делает такие успехи у господина ван Сваненбюрха...
- Сдается мне, он другого мнения насчет своих успехов у господина ван Сваненбюрха, - перебил ее Хармен Герритс.
- Что ты хочешь этим сказать, отец?
Голос Рембрандта звучал еще холоднее, чем минуту назад, когда он попросил масла, и неожиданно Лисбет вспомнила, что после отъезда Яна Ливенса ее отец и младший брат, прежде всегда жившие в полном, хотя и молчаливом согласии, старались поменьше оставаться вдвоем в одной комнате. Девушка отпила глоток пива, и сердце ее заколотилось. Последние три дня, перед ужином и после него, брат спешил поскорее уйти к себе в мансарду, хотя раньше подолгу засиживался с отцом в задней комнате, рисуя или гравируя. Зачем он уходит?
Чтобы на свободе предаваться неосуществимой, но все еще не забытой мечте?
- Я хочу сказать именно то, что говорю. Вчера вечером ты был в дурном расположении духа, сегодня е утра оно у тебя еще хуже. Что с тобой? Твой учитель раззадорил тебя рассказами об Италии?
Рембрандт поглядел на отца поверх нетронутой кружки с пивом и тарелки с наполовину съеденными сухарями.
- По-моему, еще в тот день, когда господин ван Сваненбюрх оказал нам великую честь своим посещением, я совершенно ясно дал понять, что меня в Италию не вытащишь.
- Насколько мне известно, никто и не собирается тащить тебя в Италию или еще куда-нибудь.
- Полно, Хармен, - вступилась мать. - Ну зачем ты его дразнишь? Ты же видишь, он сам не свой, с тех пор как расстался с другом. Оставь ты его в покое.
- Зря тревожишься, Нелтье, - его и так не беспокоят. Пусть себе живет отшельником на мансарде - никто в его драгоценном обществе не нуждается. Но только очень печально, когда человек не знает, что творится в душе у его собственных детей. Последние три дня Рембрандт ведет себя так, словно я свершил против него смертный грех, хотя, видит бог, ничего я ему не сделал.
- Ты мне действительно ничего не сделал, отец.
- Так почему же ты ходишь как потерянный?
- Потому что у меня на душе невесело.
- Из-за чего? На что ты дуешься?
- Ни на что.
- Это не ответ. Если тебя не тянет в Италию, значит, у тебя на уме что-то другое, и, как я догадываюсь, это другое - мастерская Питера Ластмана в Амстердаме.
«Экая жалость, что у брата такая нежная кожа, - подумала Лисбет. - Это сразу его выдает».
Скулы Рембрандта, резко контрастируя с бледностью Щек, покрылись пятнами румянца, скорее оранжевыми, чем красными.
- Коль скоро ты задаешь мне прямой вопрос, я прямо и отвечаю - да, - сказал он, и признание это внушило бы к себе уважение своим сдержанным благородством, если бы не было излишним - все и без того прочли ответ на его лице. Все, кроме матери, которая в полном недоумении смотрела на него, приоткрыв морщинистый рот.
- Но мне всегда казалось, что ты доволен господином ван Сваненбюрхом, - начала она.
- У господина ван Сваненбюрха есть свои хорошие стороны, мать.
- Неужели?- усмехнулся отец. - Рад слышать. Дворянин, сын бургомистра, художник, чьи работы достойны украшать ратушу... Приятно слышать, что ты замолвил за него словечко. Он несомненно нуждается в похвалах семнадцатилетнего молокососа!  читать далее »

стр 1 » стр 2 » стр 3 » стр 4 » стр 5 » стр 6 » стр 7 » стр 8 » стр 9 » стр 10 » стр 11 » стр 12 »
стр 13 » стр 14 » стр 15 » стр 16 » стр 17 » стр 18 » стр 19 » стр 20 » стр 21 »


Гледис Шмитт. "Рембрандт". Исследование жизни и творчества Рембрандта » предисловие »



Книга первая:

Часть первая
Часть вторая
Часть третья
Часть четвертая


Книга вторая:

Часть пятая
Часть шестая
Часть седьмая
Часть восьмая


Книга третья:

Часть девятая
Часть десятая
Часть одиннадцать
Часть двенадцать


Книга четверая:

Часть тринадцать
Часть четырнадцать
Часть пятнадцать
Часть шестнадцать


Книга пятая:

Часть семнадцать
Часть восемнадц
Часть девятнадц
Часть двадцатая



Художник Рембрандт Харменс Ван Рейн. Картины, рисунки, критика, биография
Rembrandt Harmens van Rain, 1606-1669   www.rembr.ru   e-mail: help(a)rembr.ru