На главную
Рембрандт
"Я всю жизнь во всем искал естественность природы, никогда не увлекался ложным блеском форм. Художника делает великим не то, что он изображает, а то, насколько правдиво воссоздает он в своем искусстве природу. Жизнь - это все для меня..."

Биография    
    Статьи
    Портреты
    Автопортреты       
    Мифология    
    Графика
    Жанры
Сын мельника    
    Нищета
    Счастье
    Нет традициям       
    Новые этапы    
    Бедность
    Итоги

Книжки о Рембрандте:   Г.Д.ГулиаГ.ШмиттА.КалининаТ.ФрисГ.НедошивинЭ.Фромантен

Рембрандт
Рембрандт.
Автопортрет, 1656


   
cвятое семейство
Святое семейство
и ангелы, 1645


   
   
Семейный портрет
Семейный портрет,
1666-1668


   

   
Жертвоприношение Авраама
Жертвоприношение
Авраама, 1635


Георгий Дмитриевич Гулиа. Рембрандт

Рембрандт посмотрел отцу в глаза, посмотрел на мать и Адриана.
- Я оставлю университет.
Отец откинулся назад. Лысина заблестела, словно стекло на ярком свету. Кадык обнажился. Щеки еще больше впали. Он, казалось, сразу постарел на много лет.
Адриан легко мог подлить масла в огонь. Однако повел себя в высшей степени благородно. Возможно, даже против своей совести. Он сказал:
- Каждый в жизни находит свое место. Перед тем как найти - он ищет. Ведь и я искал. Я не собирался быть мельником. Меня увлекали башмаки. А Рембрандта?..
Мать сказала:
- Я подам жаркое.
- Жаркое подождет,- сказал отец и сверкнул глазами.- Каждый из них что-нибудь да преподносит. Геррит основательно улегся... А этот - со своим рисованием... С ума спятил! - Отец выложил на стол худощавые руки.- Что делает настоящий человек? Он выбирает работу. Находит опору в жизни. Чтобы себя кормить и семью содержать. Вам нужен пример? Ходить далеко не надо. Вот он, живой пример,- Адриан! Если бы не он, я бы просто сгинул. Он выбрал себе настоящую, полезную для него и для людей работу. И не ошибся. За ним как за каменной стеной и сестра, и брат - один и другой.- Отец вдруг вспылил, негодующе посмотрел на Рембрандта.- Ладно, со мной можно не считаться, я - родитель, я должен гнуть спину ради детей. А он? - Хармен указал на Адриана.- С ним-то надо было посоветоваться?! Он такой же кормилец, как и я.
Рембрандт насупился.
- Я спрашиваю: с Адрианом кто-нибудь советовался? Все мы умники, все сами с усами. Приди и скажи: так, мол, и так, желаю учиться этому самому... Как его? Рисованию. Желаю вечно побираться, ибо я не видел мастера в полном достатке. Это вам не хлеб, не мельница, не солод, без которых человек не обходится. А что? Мазня! Разве люди голодают без нее? Или жажда их одолевает? А то из маляров, которые живут в некотором достатке, рабски угождают каждому пузатому богачу. Да, да! Я говорю правду и только по совести! Потому что художник - не мельник и не башмачник! Даже не золотарь!
Рембрандт слушал отцовы речи, сидя недвижно, точно каменное изваяние. Адриан время от времени кивал, словно поддакивал. Мать все-таки решила подать жаркое, а Лисбет сбегала в чулан за пивом.
- Что ты молчишь, Адриан? Может, я не прав? Адриан собирается с мыслями. Он во многом согласен с отцом, но и брату вредить не желает. Надо как-то смягчить гнев отца и убедить, елико возможно, упрямца.
- Сухое мясо, - сказал Хармен, пробуя жаркое.
- Оно перестояло,- объяснила хозяйка.
- Да, сухое! Но я готов терпеть еще более сухое, обуглившееся, чем слушать россказни про всякие там рисунки... Да что вы все, в рот воды набрали? Скажите же хоть что-нибудь поперек или подайте знак согласия.- Хармен уставился на Адриана.
Тот пожевал мясо, по-мужицки проглотил, запил пивом.
- Я...- начал было он.
- Что - я?
- Потружусь за всех - лишь бы в доме был мир.
- Та-ак, - проскрежетал Хармен.
- В конце концов, Рембрандт мальчик неглупый,- сказала мать.- Он ничего такого плохого не совершит. Если не получится, вернется на мельницу.
- А годы?
- Что годы?
- Годы-то идут,- пояснил Хармен,- и мы не вечные. Мы будем плодить нищих бездельников?
- Почему нищих? - удивилась мать.
- А потому!
- Почему бездельников?
- Все потому же! Мать осмелела:
- Я ничего не пойму. О чем речь?
- А он прекрасно понимает! И на ус наматывает,- сердился Хармен.- Разве вы не видите, как он слушает и в душе, может, смеется над нами, как мы тут пытаемся наставить его на истинный путь.
Адриан обратился к брату:
- Ты что-нибудь скажешь?
- А что?
- Ну обо всем этом.
- Вы же сказали всё.- Рембрандт больше не притрагивался к еде.
- Что мы сказали?
- А всё.
- Это не объяснение, Рембрандт.- Адриан начал возмущаться.
- Вы всё сказали и за себя, и за меня.
- Слышите? - саркастически усмехнулся Хармен.- Он даже не желает входить в обсуждение дела, которое касается не только его, но и нас.
- А что тут обсуждать?
Хармен махнул рукой. Яростно принялся за жаркое. Потребовал еще пива.
Мать подложила Рембрандту кусок мяса.
- Он еще ничего не тронул,- сказала Лисбет.
- Не твоего ума дело,- осадила ее мать.- Ты ешь, Рембрандт, а то встанешь из-за стола голодным.

Содержание:
стр 1 - стр 2 - стр 3 - стр 4 - стр 5 - стр 6 - стр 7 - стр 8 - стр 9 - стр 10 - стр 11 - стр 12 - стр 13 - стр 14 - стр 15 - стр 16 - стр 17 - стр 18 - стр 19 - стр 20 - стр 21 - стр 22 - стр 23 - стр 24 - стр 25 - стр 26 - стр 27 - стр 28 - стр 29 - стр 30 - стр 31 - стр 32 - стр 33 - стр 34 - стр 35 - стр 36 - стр 37 - стр 38 - стр 39 - стр 40 - стр 41 - стр 42- стр 43 - стр 44 - стр 45 - стр 46 - стр 47 - стр 48 - стр 49 - стр 50 - стр 51 - стр 52 - стр 53 - стр 54 - стр 55 - стр 56 - стр 57 - стр 58 - стр 59 - стр 60 - стр 61 - стр 62 - стр 63 - стр 64


Гледис Шмитт. "Рембрандт". Исследование жизни и творчества Рембрандта » предисловие »



Книга первая:

Часть первая
Часть вторая
Часть третья
Часть четвертая


Книга вторая:

Часть пятая
Часть шестая
Часть седьмая
Часть восьмая


Книга третья:

Часть девятая
Часть десятая
Часть одиннадцать
Часть двенадцать


Книга четверая:

Часть тринадцать
Часть четырнадцать
Часть пятнадцать
Часть шестнадцать


Книга пятая:

Часть семнадцать
Часть восемнадц
Часть девятнадц
Часть двадцатая



Художник Рембрандт Харменс Ван Рейн. Картины, рисунки, критика, биография
Rembrandt Harmens van Rain, 1606-1669   www.rembr.ru   e-mail: help(a)rembr.ru