На главную
Рембрандт
"Я всю жизнь во всем искал естественность природы, никогда не увлекался ложным блеском форм. Художника делает великим не то, что он изображает, а то, насколько правдиво воссоздает он в своем искусстве природу. Жизнь - это все для меня..."

Биография    
    Статьи
    Портреты
    Автопортреты       
    Мифология    
    Графика
    Жанры
Сын мельника    
    Нищета
    Счастье
    Нет традициям       
    Новые этапы    
    Бедность
    Итоги

Книжки о Рембрандте:   Г.Д.ГулиаГ.ШмиттА.КалининаТ.ФрисГ.НедошивинЭ.Фромантен

Рембрандт
Рембрандт.
Автопортрет, 1656


   
cвятое семейство
Святое семейство
и ангелы, 1645


   
   
Семейный портрет
Семейный портрет,
1666-1668


   

   
Жертвоприношение Авраама
Жертвоприношение
Авраама, 1635


Георгий Дмитриевич Гулиа. Рембрандт

- Ваша милость, я с вами вполне согласен. Мои пятьдесят флоринов в вашем распоряжении.
- Доктор Калкун, я попрошу вас переговорить с остальными. Вот список.
Тюлп достал с этажерки небольшой лист плотной бумаги и передал собеседнику. Тот внимательно прочитал список.
- Здесь десять фамилий, ваша милость.
- Неважно. Кто-то, возможно, отпадет. По той или иной причине.
- Пожалуй...
- Я попрошу, доктор Калкун, не очень тянуть с этим. Если будет полное согласие, я начну разговор с ван Рейном, чтобы все окончательно решить. Лично я уже решил. Так и передайте коллегам. Можете сказать и о моих сомнениях. Впрочем, поступайте как знаете...

Рембрандт показал Лисбет еще четыре этюда с трупа. Бол, присутствовавший при этом, сказал, что его до сих пор подташнивает. Даже при виде этих этюдов.
Лисбет заметила, что мертвый преступник, по-видимому, при жизни был довольно красив. Во всяком случае неплохо сложен.
- Не то слово! - воскликнул Рембрандт.- Это был воистину красивый мужчина. Великолепная особь, достойная восхищения. Но вот задача: откуда у него такая ярость, беспощадность, злодейство?! Он мог не моргнув глазом задушить кого угодно. Посмотрите па его руки. В них огромная силища. Не руки, но тиски, в которых можно гнуть железо.
Лисбет обходила поставленные на стулья этюды. На одном труп был написан наискосок, по диагонали - справа налево. На другом - наоборот, слева направо. То ногами вперед, то головой. На последнем, четвертом этюде левая рука была обнажена до локтя, попросту говоря, с нее была содрана кожа. Рембрандт так ее высветил, что можно было изучить каждую жилку.
Бол сказал, что с трудом наблюдал, как доктор Хартманс оголял руку, а другой копошился в мышцах.
- Бол! - сказал ему Рембрандт.- Не будь таким неженкой. Может, и тебе придется писать какого-нибудь доктора с трупом.
- Никогда! - крикнул Бол.
Лисбет сказала, что, наверное, придется покончить с трупом, потому что этюдов набралось более двадцати. Однако брат ее был чем-то недоволен.
- Мне нужен свет. Свет с этого угла,- сказал он, показывая па левый верхний угол этюда.- Доктор Тюлп медлит с заказом, а мне хотелось бы поскорее усадить докторов вокруг стола.
- Ты хочешь сказать, Рембрандт, вокруг трупа?
- Разумеется! Доктора за анатомическим столом. У де Кейзера они сидят как на похоронах. С постными лицами. И молчат. Спрашивается: зачем тогда труп?
Бол вернулся и стал спиною к этюдам.
- Послушай, Бол,- обратился к нему Рембрандт.- Что делают врачи за столом? За анатомическим...
- Не знаю. Скорее всего разговаривают...
- О чем?
- О трупе, конечно,- вмешалась Лисбет.
- Умница! - Рембрандт погладил ее по голове.- Конечно, о трупе. Точнее, они рассматривают его. Старший из них - в данном случае Тюлп - что-то рассказывает. Может, о строении тела. Может, о болезни. Но все слушают его. Они не могут, они не должны позировать. Дело важное, серьезное: перед ними труп, это бывает не часто, поэтому надо досконально изучить его. А как ты считаешь, Бол?
Бол наконец пришел в себя, выпив стакан холодной воды.
- Господа заказчики ждут именно своих портретов... Красивых...
- Допустим,- раздраженно сказал Рембрандт.
- Как - допустим? - возразила Лисбет.- Каждый из заказчиков хочет выглядеть на портрете как можно достойнее...
- Что же из этого?
- А ничего! За свои деньги каждый рассчитывает иметь свой портрет, а не портрет трупа.
- Ты так полагаешь?
- Да.
- А ты, Бол?
- Наверное, уважаемая Лисбет права. Зачем они вносят деньги? Затем, чтобы изобразили на портрете его самого как знатную особу.
- На групповом, Бол, на групповом портрете,- перебил его Рембрандт.
- Что с того, что - групповом? Групповой он для нас с вами, учитель, а для каждого из заказчиков - прежде всего его собственный портрет.
Рембрандт прислонился к стене, посмотрел на сестру: что она скажет?
- Бол прав,- сказала Лисбет, оправляя снежно-белый фартук.
- Он повторил твои слова,- нахмурился Рембрандт, кивнув на Бола.
- Это неважно. Мы с ним одного мнения, Рембрандт.
- Ладно,- сказал Рембрандт,- посмотрим, что будет. Мы тут с вами языки чешем, а доктора молчат. Дело может закончиться неожиданно: я напишу этот труп во всех возможных ракурсах... И - всё... Очень даже просто...

Навстречу славе

Наконец-то доктор Тюлп дал знать о себе. Он спрашивал: будет ли господин ван Рейн в ближайшую пятницу вечером у себя дома? Молодой - уже знакомый - посланец добавил:
- У его милости важное предложение.
- Я жду его,- ответил Рембрандт.- Прошу, стаканчик вина.
- Вина нет,- сказала Лисбет,- но есть отличное пиво.
- Благодарю.- Посланец снял шляпу, чтобы откланяться.- Меня ждут в таверне.
С тем он и ушел. Рембрандт был разгневан.
- Что же это такое, Лисбет? - прошептал он, сдерживая себя.- Нет вина? Или нет денег?
- Бол не принес вина.
- При чем тут Бол? Он же не слуга! Лисбет вдруг вспыхнула:
- И я не служанка! Не мое дело следить за погребом.
- А ежели бы приехал сам доктор?
- Я бы и ему предложила пива. Что тут такого? Рембрандт бросился в комнату, служившую ему мастерской. И, кажется, повалил табуретку - грохот раздался на весь дом.

Содержание:
стр 1 - стр 2 - стр 3 - стр 4 - стр 5 - стр 6 - стр 7 - стр 8 - стр 9 - стр 10 - стр 11 - стр 12 - стр 13 - стр 14 - стр 15 - стр 16 - стр 17 - стр 18 - стр 19 - стр 20 - стр 21 - стр 22 - стр 23 - стр 24 - стр 25 - стр 26 - стр 27 - стр 28 - стр 29 - стр 30 - стр 31 - стр 32 - стр 33 - стр 34 - стр 35 - стр 36 - стр 37 - стр 38 - стр 39 - стр 40 - стр 41 - стр 42- стр 43 - стр 44 - стр 45 - стр 46 - стр 47 - стр 48 - стр 49 - стр 50 - стр 51 - стр 52 - стр 53 - стр 54 - стр 55 - стр 56 - стр 57 - стр 58 - стр 59 - стр 60 - стр 61 - стр 62 - стр 63 - стр 64


Гледис Шмитт. "Рембрандт". Исследование жизни и творчества Рембрандта » предисловие »



Книга первая:

Часть первая
Часть вторая
Часть третья
Часть четвертая


Книга вторая:

Часть пятая
Часть шестая
Часть седьмая
Часть восьмая


Книга третья:

Часть девятая
Часть десятая
Часть одиннадцать
Часть двенадцать


Книга четверая:

Часть тринадцать
Часть четырнадцать
Часть пятнадцать
Часть шестнадцать


Книга пятая:

Часть семнадцать
Часть восемнадц
Часть девятнадц
Часть двадцатая



Художник Рембрандт Харменс Ван Рейн. Картины, рисунки, критика, биография
Rembrandt Harmens van Rain, 1606-1669   www.rembr.ru   e-mail: help(a)rembr.ru