На главную
Рембрандт
"Я всю жизнь во всем искал естественность природы, никогда не увлекался ложным блеском форм. Художника делает великим не то, что он изображает, а то, насколько правдиво воссоздает он в своем искусстве природу. Жизнь - это все для меня..."

Биография    
    Статьи
    Портреты
    Автопортреты       
    Мифология    
    Графика
    Жанры
Сын мельника    
    Нищета
    Счастье
    Нет традициям       
    Новые этапы    
    Бедность
    Итоги

Книжки о Рембрандте:   Г.Д.ГулиаГ.ШмиттА.КалининаТ.ФрисГ.НедошивинЭ.Фромантен

Рембрандт
Рембрандт.
Автопортрет, 1656


   
cвятое семейство
Святое семейство
и ангелы, 1645


   
   
Семейный портрет
Семейный портрет,
1666-1668


   

   
Жертвоприношение Авраама
Жертвоприношение
Авраама, 1635


Георгий Дмитриевич Гулиа. Рембрандт

Рембрандт назвался.
- А фамилия?
- Ван Рейн.
- Ого! Знатная фамилия.
- Нет,- возразил Рембрандт,- просто небольшая реклама. Чтобы не путали отцовские мешки с другими.
- Так вот, Рембрандт, ты должен твердо занять твое место в жизни. А просто так - это ни к чему.
- Разве ты уже занял?
- Наверно, займу.
- Каким же образом? - Рембрандт чувствовал себя несколько растерянным перед этим Яном, который казался явным выскочкой.
- Я хожу к самому господину Сваненбюргу. Ты должен его знать. Он живет недалеко отсюда. У него жена итальянка. Он привез ее оттуда. А в Италии изучал великих мастеров.
- И давно ты ходишь к нему?
- Нет, всего месяц. Если ты серьезно задумал рисовать - надо пойти к нему. Покажи мне тетрадь.
Рембрандт неохотно передал Ливенсу заветную тетрадь. Тот быстро-быстро полистал ее. Потом как бы одумался и снова принялся листать. Но уже медленнее. А потом сказал:
- Я из думал, что так...- Он внимательно посмотрел на Рембрандта.- И давно рисуешь?
- Нет, может, год. А может, два.
- Так не годится. Ты должен знать точно. Разве это трудно? Здесь я вижу отличные наброски.- Он вернул тетрадь.- Я живу близко. Мы можем пообедать у меня. А потом сходим к мастеру.
- Зачем? - Что-то мужицкое вдруг вылезло наружу: неуклюжее, медлительное, неуверенное в себе.
- Вот видишь? - сказал Ливенс - Ты даже не знаешь, зачем идут к мастеру.
Рембрандт стал угрюмым. Его покоробила эта хватка нового знакомца. Надо же подумать, прежде чем идти к такой знаменитости, который побывал в Италии и у которого, должно быть, свои ученики, а может, целая школа.
- Надо решать, ван Рейн. Время не ждет. Скажу тебе откровенно: ты мне нравишься. Я по твоим рисункам вижу - твердая рука. И ты уже должен знать, чего тебе надо. А если не знаешь - то постарайся понять себя. И найти в жизни место твое...
Рембрандт был удивлен: этот Ливенс произносит свои слова или повторяет чужие? Во всяком случае, наверное, есть что-то верное в его настоятельных обращениях к нему, Рембрандту.
- А это удобно? - сказал он.
- Что?
- Идти к тебе, а потом - к нему.
- Идем,- настоятельно пригласил Ливенс. Рембрандт колебался. А потом пробасил чужим голосом:
- Хорошо.

Жребий брошен

Он встретил ее у башмачника. Забежала по срочному делу: у нее сломался каблук. Это была крестьянская девушка - кровь с молоком. Башмачник - такой расплывшийся от излишнего потребления селедки и пива - взял ее ножку в свои ручищи и не отпускал. Он говорил:
- Такая ножка - и такая туфелька! Что же делать? У него лоснились глаза. А она хохотала, держа в руках тяжелую корзину с провизией.
- Молодой человек,- сказал башмачник,- на твоем месте я бы взял у девушки эту ношу.
- Она тяжелая,- сказала девушка.
Рембрандт протянул руку, и девушка обожгла его взглядом-молнией.
- Не отдает корзину,- проговорил он виновато.
- А вот и отдам! - сказала девушка.
Рембрандт подивился ее игривости. Сколько ей лет? Двадцать? Или меньше?
Башмачник принялся наконец за ремонт каблука. Рембрандт отвел глаза, чтобы не видеть маленькой, такой удивительной ножки. Кто она все-таки? Он упер взгляд в мостовую.
- Молодой человек! - вскричал башмачник.- На твоем месте я бы не туда глядел. Ты понял меня, господин студент?
Она хихикнула при слове «студент». Это его немного задело. Что тут смешного? Или она вообще хихикает невпопад? Дурочка, что ли?
- На меня смешинка напала,- сказала девушка.- Я смеюсь с самого утра. Как бы не расплакаться к вечеру.
- Не расплачешься, - успокоил ее башмачник.- Скорее кто-нибудь через тебя расплачется.
- Как это - «через тебя»? - улыбнулся Рембрандт.
- А так! Очень просто. Ты что, нашего языка не понимаешь? Или у тебя от латинского ум за разум зашел?
- Не зашел,- буркнул студент.
Башмачник обул девушку, а мелочь бросил в шкатулку.
- Господин студент, изволь проводить девушку. Слышишь?
- Не глухой,- сказал Рембрандт, позабыв, зачем, собственно, зашел в мастерскую.
Она расправила юбку, убрала локон под белоснежный чепчик и засеменила рядом с ним.
- Как вас зовут? - спросила она весело.
Он назвал свое имя, да так невнятно, что девушка переспросила.
- Ну, Рембрандт,- сказал он, глядя себе под ноги.
- А меня Маргарета.
- Красивое имя.

Содержание:
стр 1 - стр 2 - стр 3 - стр 4 - стр 5 - стр 6 - стр 7 - стр 8 - стр 9 - стр 10 - стр 11 - стр 12 - стр 13 - стр 14 - стр 15 - стр 16 - стр 17 - стр 18 - стр 19 - стр 20 - стр 21 - стр 22 - стр 23 - стр 24 - стр 25 - стр 26 - стр 27 - стр 28 - стр 29 - стр 30 - стр 31 - стр 32 - стр 33 - стр 34 - стр 35 - стр 36 - стр 37 - стр 38 - стр 39 - стр 40 - стр 41 - стр 42- стр 43 - стр 44 - стр 45 - стр 46 - стр 47 - стр 48 - стр 49 - стр 50 - стр 51 - стр 52 - стр 53 - стр 54 - стр 55 - стр 56 - стр 57 - стр 58 - стр 59 - стр 60 - стр 61 - стр 62 - стр 63 - стр 64


Гледис Шмитт. "Рембрандт". Исследование жизни и творчества Рембрандта » предисловие »



Книга первая:

Часть первая
Часть вторая
Часть третья
Часть четвертая


Книга вторая:

Часть пятая
Часть шестая
Часть седьмая
Часть восьмая


Книга третья:

Часть девятая
Часть десятая
Часть одиннадцать
Часть двенадцать


Книга четверая:

Часть тринадцать
Часть четырнадцать
Часть пятнадцать
Часть шестнадцать


Книга пятая:

Часть семнадцать
Часть восемнадц
Часть девятнадц
Часть двадцатая



Художник Рембрандт Харменс Ван Рейн. Картины, рисунки, критика, биография
Rembrandt Harmens van Rain, 1606-1669   www.rembr.ru   e-mail: help(a)rembr.ru