На главную
Рембрандт
"Я всю жизнь во всем искал естественность природы, никогда не увлекался ложным блеском форм. Художника делает великим не то, что он изображает, а то, насколько правдиво воссоздает он в своем искусстве природу. Жизнь - это все для меня..."

Биография    
    Статьи
    Портреты
    Автопортреты       
    Мифология    
    Графика
    Жанры
Сын мельника    
    Нищета
    Счастье
    Нет традициям       
    Новые этапы    
    Бедность
    Итоги

Книжки о Рембрандте:   Г.Д.ГулиаГ.ШмиттА.КалининаТ.ФрисГ.НедошивинЭ.Фромантен

Рембрандт
Рембрандт.
Автопортрет, 1656


   
cвятое семейство
Святое семейство
и ангелы, 1645


   
   
Семейный портрет
Семейный портрет,
1666-1668


   

   
Жертвоприношение Авраама
Жертвоприношение
Авраама, 1635


Георгий Дмитриевич Гулиа. Рембрандт

Если присмотреться да вдуматься получше - мельницы в Лейдене очень смешные. Чего это они машут крыльями, как живые? Машут и день и ночь. Все они одна за другой уходят, веселые, неутомимые. Уходят туда, к дюнам, в сторону моря.
Он садится и рисует их.
А за спиною - братья.
- Послушай,- говорит Адриан, - на что ты время транжиришь?
Геррит подшучивает:
- Он хочет потягаться с мастером Сваненбюргом. Адриан треплет брата за волосы.
Рембрандт огрызается:
- Отстаньте!
- Отстанем, если и нас нарисуешь. Они усаживаются на камень.
- Рисуй!
Рембрандт, не говоря ни слова, переворачивает лист и что-то набрасывает - быстро, быстро.
Адриану надоело сидеть. Вразвалку шагает к брату. И вдруг - удивленно:
- Смотри-ка, Геррит!
И передает ему тетрадь. Геррит молчит, а потом произносит всего одну фразу:
- Надо показать это мастеру Сваненбюргу.
- Нет! - говорит Рембрандт, отнимая тетрадь. Старший, Геррит, говорит спокойно:
- Ладно, рисуй себе.
И братья удаляются. Рембрандт провожает их взглядом. И вскоре сам идет следом за ними. На мельницу.

- Подставляй спину!
Рембрандт послушно наклоняется. А тетрадь - под мышкой.
- Мы ее не тронем,- подшучивает Адриан. Рембрандт молчит. Шея у него багровеет - то ли от напряжения, то ли от злости.
- Клади,- говорит он мрачно.
Мешок ложится ему на спину. Но он не трогается.
- Так и будешь стоять?
- Да.
- Не двинешься с места?
- Нет!
Братья смеются. Любопытно, надолго ли хватит упрямства у этого Рембрандта? Воистину ослиного упрямства...

«Займи место твое…»

Так вот, что же было потом? «Потом» - это значит после мельницы, после солода, после ветров и материнской ласки... Темень обостряет память. Вот глаза не видят, в них темным-темно, а перед тобой все прошлое - как живое, словно только-только увиденное. Все, все, все: дома, крылатые мельницы, дюны, смелые ополченцы, готовые в любой час к бою, и мешки с хлебом, и пиво в погребах. Даже людские голоса в ушах. Совсем, совсем живые звуки... На дворе хлещет дождь. Ветер северный, пронизывающий до костей. Горит камин. Вся семья в сборе. Отец кутается в теплый халат. На голове - шерстяная шапочка. Мать в чепце. На груди - крест-накрест широкая шаль. Только Лисбет налегке. Ей даже жарко.
Отец говорит:
- Надо Рембрандту доучиться. Латинская школа еще не все. В Лейдене есть и университет. Рембрандт, отложи книгу в сторону да послушай нас.
- Это не книга,- мрачно поясняет Рембрандт.
- Не книга? А что же?
- Это Библия.
- Разве Библия не книга?
- Нет. Священное писание. Хармен Герритс разводит руками.
- Вы слышите? - удивляется он.- Нет, вы слышите? Он уже настолько учен, что книгу уже не называет книгой.
Старший брат Геррит Харменс берет сторону Рембрандта. Он говорит:
- Верно, это Библия.
- А что же Библия? Разве не книга?
- Разумеется, книга,- вмешивается мать.
- Нет, это Библия,- настаивает Рембрандт.
- И ты не хочешь послушать нас?
- Я слушаю.
- Сначала отложи ее. Дело тебя касается. Так вот, надо подумать об университете. Мы с твоими братьями будем молоть солод, а ты учись.
- Я не боюсь мешков с солодом.
- Это известно, Рембрандт. Нами уже решено: ты пойдешь в университет. Надо, чтобы кто-нибудь из ван Рейнов стал ученым. Это наше желание. Слышишь?
- Да, слышу. Адриан замечает:
- Наш парень не очень-то благодарный. Мы даем слово исправно работать, чтобы только он учился. А где же благодарность?
- Неправда! - заступается мать,- Рембрандт всем отплатит добром. Дайте только срок.
- Это правда? - Отец строго глядит на Рембрандта.
- Правда,- чеканит Рембрандт.
- Слышали? - радуется мать.- Он же дает слово. Правда, Рембрандт?

Содержание:
стр 1 - стр 2 - стр 3 - стр 4 - стр 5 - стр 6 - стр 7 - стр 8 - стр 9 - стр 10 - стр 11 - стр 12 - стр 13 - стр 14 - стр 15 - стр 16 - стр 17 - стр 18 - стр 19 - стр 20 - стр 21 - стр 22 - стр 23 - стр 24 - стр 25 - стр 26 - стр 27 - стр 28 - стр 29 - стр 30 - стр 31 - стр 32 - стр 33 - стр 34 - стр 35 - стр 36 - стр 37 - стр 38 - стр 39 - стр 40 - стр 41 - стр 42- стр 43 - стр 44 - стр 45 - стр 46 - стр 47 - стр 48 - стр 49 - стр 50 - стр 51 - стр 52 - стр 53 - стр 54 - стр 55 - стр 56 - стр 57 - стр 58 - стр 59 - стр 60 - стр 61 - стр 62 - стр 63 - стр 64


Гледис Шмитт. "Рембрандт". Исследование жизни и творчества Рембрандта » предисловие »



Книга первая:

Часть первая
Часть вторая
Часть третья
Часть четвертая


Книга вторая:

Часть пятая
Часть шестая
Часть седьмая
Часть восьмая


Книга третья:

Часть девятая
Часть десятая
Часть одиннадцать
Часть двенадцать


Книга четверая:

Часть тринадцать
Часть четырнадцать
Часть пятнадцать
Часть шестнадцать


Книга пятая:

Часть семнадцать
Часть восемнадц
Часть девятнадц
Часть двадцатая



Художник Рембрандт Харменс Ван Рейн. Картины, рисунки, критика, биография
Rembrandt Harmens van Rain, 1606-1669   www.rembr.ru   e-mail: help(a)rembr.ru