На главную
Рембрандт
"Я всю жизнь во всем искал естественность природы, никогда не увлекался ложным блеском форм. Художника делает великим не то, что он изображает, а то, насколько правдиво воссоздает он в своем искусстве природу. Жизнь - это все для меня..."

Биография    
    Статьи
    Портреты
    Автопортреты       
    Мифология    
    Графика
    Жанры
Сын мельника    
    Нищета
    Счастье
    Нет традициям       
    Новые этапы    
    Бедность
    Итоги

Книжки о Рембрандте:   Г.Д.ГулиаГ.ШмиттА.КалининаТ.ФрисГ.НедошивинЭ.Фромантен

Рембрандт
Рембрандт.
Автопортрет, 1656


   
cвятое семейство
Святое семейство
и ангелы, 1645


   
   
Семейный портрет
Семейный портрет,
1666-1668


   

   
Жертвоприношение Авраама
Жертвоприношение
Авраама, 1635


Георгий Дмитриевич Гулиа. Рембрандт

Калкун кивнул - дескать, помню.
- Я пришел к выводу, что заказать ее надо именно ван Рейну. Доктор Хартманс немножко сомневается в выборе. Но при этом он добавил, что ничего не смыслит в живописи. Он просто хотел бы иметь дело со знаменитостью. Я попросил его назвать эту знаменитость...
- И он назвал, ваша милость?
У Тюлпа хитровато блеснули глаза. Он залихватски закрутил ус, наподобие французского мушкетера.
- Нет, разумеется. Он обещал посоветоваться со своими знакомыми. Есть среди них даже художники. Впрочем, он целиком полагается на нас с вами.
- На нас? - Калкун искренне удивился.- Скорее, видимо, на вас. Что до меня - я недалеко ушел от доктора Хартманса в вопросах живописи и прочего малярства. Если это не будет не очень скромно в вашем присутствии, то скажу, что скальпель в моих руках ведет себя не так уж плохо. И ни в какое сравнение с кистью не идет. Я тоже целиком полагаюсь на вас. На ваше просвещенное мнение.
Тюлп взял двумя пальцами кусочек хрустящего хлеба.
- Я бы не стал морочить вам голову, если бы речь шла о сравнительно небольшой сумме.
Калкун удивился:
- А что - так велика цена?
- Представьте себе - да.
- Например?
- Во всяком случае, более тысячи флоринов.
- Немало,- произнес Калкун.- Сколько же будет нас?
- Человек восемь.
- Восемь? Не больше?
- Я не склонен приглашать кого попало, чтобы снизить сумму взноса.
- Я полагаю, ваша милость, что и ввосьмером мы преодолеем денежный барьер.
- Доктор Калкун, ван Рейн очень мне импонирует.
Его манера не совсем обычна. Он молод. Рука его крепка. Говорят, он очень работоспособен и любит помучить натуру.
Калкун рассмеялся:
- Мне сказали, что он совершенно «извел» бедного Адрианса.
- Возможно. Однако труп выдержит.
- Я полагаю, что ван Рейн скоро сбежит... Вонь выгонит его.
- Ничуть не бывало! Он, говорят, втягивается в работу так, что для него не существует ни времени, ни вони... Он уже написал дюжину этюдов с Адрианса.
- Дюжину с трупа? - Кал кун пожал плечами.- Что он, позу ему меняет, что ли?
- Не знаю. Но переставляет мольберт и так и этак. И свечи расставляет по разным местам. Словом, он потеет на всякий манер. Его помощники под разными предлогами убегают на свежий воздух...
- Он, наверное, и нас с вами замучает...
- Я, пожалуй, пива попробую,- сказал доктор Тюлп.- Должен сказать, что настоящие живописцы мучают натуру. Я знавал немало способных. Заказчик, естественно, требует полного сходства. А художник предъявляет свои требования. И в первую очередь - столько сеансов, сколько он сочтет нужным. В Харлеме работает Франс Хале. Вы слышали о нем?
- Нет,- сказал Калкун, занятый дичью.
- О, это настоящий мастер!
- Почему же не ему заказать портрет?
- Тут, дорогой коллега, много трудностей. Оставляя их в стороне, скажу: наш выбор должен пасть на ван Рейна. Правда, он молод еще. Лет ему двадцать пять - двадцать шесть. Его светлость Константейн Гюйгенс оценил дарование ван Рейна еще несколько лет тому назад. С той поры, как утверждают знатоки, ван Рейн сделал несомненные успехи.
- Я этого не ведаю, ваша милость, и целиком полагаюсь на вас.
- Спасибо за доверие, доктор Калкун. Но я веду разговор сейчас скорее для себя, чем для вас. Мне надо самому утвердиться в своем решении. Вы меня понимаете?
- Отчасти, ваша милость. А это что?
- Мед, дорогой коллега. Подкрепитесь им. В наше чумное время он не помешает.
- А вино?
- Вино - само собой. Ваше здоровье!
Едва ли доктор Калкун в его молодые годы и при воистину бычьем самочувствии нуждался в дополнительном здоровье, но уж так заведено: пьешь - значит, пожелай здоровья.
- Ваша милость, когда вы что-либо предлагаете, по вряд ли требуется долгое обсуждение.
- Нет, доктор Калкун. Одно дело наука, когда перед тобой больной или здоровяк, и другое - это самое искусство, где вкус играет большую роль. Одно дело, когда есть вкус, и другое - когда его нет. Я серьезно говорю: все эти рассуждения мне необходимы, чтобы убедить самого себя, что я не ошибаюсь в выборе художника. Конечно, мне легче назвать имена уже зарекомендовавших себя художников. Однако этот ван Рейн чем-то притягивает к себе. Я видел несколько его портретов, и они поразили меня свежестью, своеобразным световым решением. Мне кажется, что Ластман уже оставлен позади. Ученик явно превзошел учителя.
Мало-помалу доктор Тюлп перешел на лекционный лад. Незаметно для себя и доктора Калкуна. В руках у него очутился столовый нож вместо привычного скальпеля.
- Конечно, если пригласить мастера Ластмана - может, риска будет меньше. Во всяком случае, любой риск можно списать на счет громкого имени. А с молодым посложнее. Здесь могут быть неожиданности. Но возможен и взлет. И что тогда? Это пойдет на пользу и художнику, и заказчикам. Посмотрите на этого итальянца.- Доктор Тюлп поворотился к стенке позади него.- Это пока малоизвестный итальянец. Кисть его не назовешь рафаэлевской. И все же... Посмотрите на фон, на передний план, на этот свет, падающий справа. Сильно? Безусловно! Я купил эту картину за двести флоринов и ничуть не жалею. Я всегда говорю о покровительстве науке. Она нуждается в том, чтобы ее поддерживали и поощряли. Но еще больше нуждаются в покровителях, которых в Италии называют меценатами, художники, артисты вообще. На этот счет мы немало вели разговоров с его светлостью Гюйгенсом. Мы с ним едины во мнении на этот счет. Он всячески одобрял покупку штатгальтером произведений искусства, особенно современного. Мастера нуждаются в поощрении. Вот, доктор Калкун, исходя из всего этого, и предлагаю моим коллегам остановить свой выбор на ван Рейне. Пока можно будет собрать для первого взноса по пятьдесят флоринов. Лично я внесу сто.

Содержание:
стр 1 - стр 2 - стр 3 - стр 4 - стр 5 - стр 6 - стр 7 - стр 8 - стр 9 - стр 10 - стр 11 - стр 12 - стр 13 - стр 14 - стр 15 - стр 16 - стр 17 - стр 18 - стр 19 - стр 20 - стр 21 - стр 22 - стр 23 - стр 24 - стр 25 - стр 26 - стр 27 - стр 28 - стр 29 - стр 30 - стр 31 - стр 32 - стр 33 - стр 34 - стр 35 - стр 36 - стр 37 - стр 38 - стр 39 - стр 40 - стр 41 - стр 42- стр 43 - стр 44 - стр 45 - стр 46 - стр 47 - стр 48 - стр 49 - стр 50 - стр 51 - стр 52 - стр 53 - стр 54 - стр 55 - стр 56 - стр 57 - стр 58 - стр 59 - стр 60 - стр 61 - стр 62 - стр 63 - стр 64


Гледис Шмитт. "Рембрандт". Исследование жизни и творчества Рембрандта » предисловие »



Книга первая:

Часть первая
Часть вторая
Часть третья
Часть четвертая


Книга вторая:

Часть пятая
Часть шестая
Часть седьмая
Часть восьмая


Книга третья:

Часть девятая
Часть десятая
Часть одиннадцать
Часть двенадцать


Книга четверая:

Часть тринадцать
Часть четырнадцать
Часть пятнадцать
Часть шестнадцать


Книга пятая:

Часть семнадцать
Часть восемнадц
Часть девятнадц
Часть двадцатая



Художник Рембрандт Харменс Ван Рейн. Картины, рисунки, критика, биография
Rembrandt Harmens van Rain, 1606-1669   www.rembr.ru   e-mail: help(a)rembr.ru