На главную
Рембрандт
"Я всю жизнь во всем искал естественность природы, никогда не увлекался ложным блеском форм. Художника делает великим не то, что он изображает, а то, насколько правдиво воссоздает он в своем искусстве природу. Жизнь - это все для меня..."

Биография    
    Статьи
    Портреты
    Автопортреты       
    Мифология    
    Графика
    Жанры
Сын мельника    
    Нищета
    Счастье
    Нет традициям       
    Новые этапы    
    Бедность
    Итоги

Книжки о Рембрандте:   Г.Д.ГулиаГ.ШмиттА.КалининаТ.ФрисГ.НедошивинЭ.Фромантен

Рембрандт
Рембрандт.
Автопортрет, 1656


   
cвятое семейство
Святое семейство
и ангелы, 1645


   
   
Семейный портрет
Семейный портрет,
1666-1668


   

   
Жертвоприношение Авраама
Жертвоприношение
Авраама, 1635


Георгий Дмитриевич Гулиа. Рембрандт

Капитан настаивал на своем: художник достаточно здоров, вполне физически крепок и усталость его со стороны не замечается. Капитан говорил, а Рембрандт с интересом его разглядывал. Он уже не слушал, только напрягал зрение и ходил перед Баннингом, изучая его с разных сторон.
- Послушайте, господин Баннинг Кок, - сказал художник, - а ведь вы нравитесь мне. Я, пожалуй, возьмусь писать портрет вашей роты...
- Затем я и явился,- сказал капитан.
Художник велел служанке принести холодного пива. Уселся в глубокое кресло.
- Доктор Тюлп ничего не говорил о моих странностях?
- Нет,- сказал Баннинг. Рембрандт задумался.
«Слишком простоватое лицо,- сказал себе капитан. - Руки молотобойца. Спина грузчика».
- Я в работе не жалею себя, капитан... «Разумеется, сын мельника таким и должен быть. Ведь приходилось таскать мешки...»
- Не жалея себя, я соответственно отношусь и к тем, кто позирует мне...
«Такой способен ворочать мельничное крыло вместо ветра...»
- Одна дама даже в обморок упала...
«В нем чувствуется потомственный лейденский мельник. Там чертовски злые ветры. Там требуются особая сноровка и знатная сила...»
- Чем человек богаче, тем он нетерпеливее, господин капитан. Слышите?
- Да, конечно, слышу.
- И что скажете на это?
- Они бывают разные.
- Хорошо! - Рембрандт шлепнул себя ладонями по коленям. - Допустим, все терпеливы... Но вас предупредили, что за работу я беру дорого?
- Сказали.
- Вас это не смущает?
- Нет. Мы уже обсудили это меж собой.
- Где?
- В роте. Рембрандт встал.
- Вы могли бы пройти сюда, господин капитан?
- Разумеется.
Художник подвел его к. окну. Взял лист белого картона и несколькими штрихами набросал портрет капитана во весь рост.
- Как? - спросил Рембрандт, показывая рисунок.
- Просто богатырь...- весело заметил Баннинг Кок.
- Вы и есть богатырь.
На прощанье Рембрандт сказал:
- Выпьем за дружбу. Но вы с друзьями подумайте: найдется ли терпение и достанет ли флоринов? Ладно?
- Господин ван Рейн, я учту все, обо всем доложу роте. Однако могу сказать заранее: мы примем все ваши условия.

- Пора обедать,- сказала Саския, входя в мастерскую.
Она выглядела неважно. Беременность всегда приносила только горе. Что ждет ее на этот раз?
Художник замечал в ней малейшую перемену. Вопреки успокоительным заверениям докторов Тюлпа и Бонуса, Саския и сейчас походила на ту Саскию, которая ждала Тицию. И ничего обнадеживающего в ее глазах, на ее щеках и побелевших губах. Однако держалась она, что называется, изо всех сил.
Он сделал широкой кистью мазок и отложил палитру в сторону.
- Я сказал Болу, чтобы он подготовил холст. Очень большой. Он не поместится на этой стене.
- Зачем такой? И где ты будешь писать?
- На складе.
- Что-нибудь особенное? Художник улыбнулся.
- Угадай - что?
Саския вышла на середину комнаты.
- Это связано с визитом господина Кока?
- Угадала! Групповой портрет его роты.
- Это хорошо.- Саския никогда не говорила: «Это плохо» или «Этого делать не надо». Она всегда кивала ему.
- Да, но ты не можешь вообразить, что это будет. Я сделаю нечто. Вот увидишь! Как бы это сказать?.. Посмотрел я на капитана. Вообразил его бойцом, идущим против испанцев и возглавляющим стрелков. Что скажешь?
- Ты уже получил первый взнос?
- Нет, Саския. Но денежки принесут. Как миленькие. Они очень хотят иметь портрет. И я выдам портрет... Послушай, ведь это должны быть герои, правда?
Саския удивилась:
- Все до единого герои?
- Все!
Рембрандт подбежал к стене, сделал широкий круг рукою.
- Вот идут стрелки. Представляешь? Те самые, которые сбросили испанцев. Или очень похожие на них потомки. Это все равно.- Художник воодушевился.- Групповой портрет... То есть портрет всей роты. Всей роты, которую ведут на врага... Понимаешь? На врага! Они не сидят за столом. Не пьют. Не жрут. Но идут на врага! Они идут оттуда.- Рембрандт указал пальцем на пустую стену.- Они идут в боевом порядке. Их призывает долг. И они победят! Ну как?
Рембрандт даже вспотел, жестикулируя.
- Но ведь сейчас нет войны,- мягко сказала Саския. Художник немного вспылил:
- Что с того? Ведь это же может случиться! Не сегодня, так завтра, а не завтра - так послезавтра. Рота должна действовать - я так понимаю. - Он резко отвернулся от стены, подбоченился, смерил жену с головы до ног. Сказал, чеканя слова: - Или, может, усадить их за стол и писать две дюжины лиц, выложивших свои флорины? Писать две дюжины сытых рож? Так, что ли?
Он уже не видел жены. Не с нею спорил. Не ей задавал вопросы. А кому-то другому. Невидимому. Саския даже подумала, что этот «кто-то» стоит за ее спиной.

Содержание:
стр 1 - стр 2 - стр 3 - стр 4 - стр 5 - стр 6 - стр 7 - стр 8 - стр 9 - стр 10 - стр 11 - стр 12 - стр 13 - стр 14 - стр 15 - стр 16 - стр 17 - стр 18 - стр 19 - стр 20 - стр 21 - стр 22 - стр 23 - стр 24 - стр 25 - стр 26 - стр 27 - стр 28 - стр 29 - стр 30 - стр 31 - стр 32 - стр 33 - стр 34 - стр 35 - стр 36 - стр 37 - стр 38 - стр 39 - стр 40 - стр 41- стр 42 - стр 43 - стр 44 - стр 45 - стр 46 - стр 47 - стр 48 - стр 49 - стр 50 - стр 51 - стр 52 - стр 53 - стр 54 - стр 55 - стр 56 - стр 57 - стр 58 - стр 59 - стр 60 - стр 61 - стр 62 - стр 63 - стр 64


Гледис Шмитт. "Рембрандт". Исследование жизни и творчества Рембрандта » предисловие »



Книга первая:

Часть первая
Часть вторая
Часть третья
Часть четвертая


Книга вторая:

Часть пятая
Часть шестая
Часть седьмая
Часть восьмая


Книга третья:

Часть девятая
Часть десятая
Часть одиннадцать
Часть двенадцать


Книга четверая:

Часть тринадцать
Часть четырнадцать
Часть пятнадцать
Часть шестнадцать


Книга пятая:

Часть семнадцать
Часть восемнадц
Часть девятнадц
Часть двадцатая



Художник Рембрандт Харменс Ван Рейн. Картины, рисунки, критика, биография
Rembrandt Harmens van Rain, 1606-1669   www.rembr.ru   e-mail: help(a)rembr.ru